Солнечногорск. Новости

Яндекс.Погода

пятница, 22 сентября

малооблачно+7 °C

Онлайн трансляция

Он прожил в песнях много жизней

16 окт. 2015 г., 13:16

Просмотры: 104


Талантливому артисту, патриоту Солнечногорья, человеку с чистой душой посвящается
Невыносимо трудно осознавать и больно говорить о том, что сегодня уже нет среди нас человека, который отдал половину своей жизни Солнечногорью. Воспевал его, гордился им, радовался успехам, отдавая свои силы, талант и труд в его процветание. Главным делом всей жизни Федора Федоровича Михеенко была песня. С ней он стал профессионалом, коих в этом мире нужно поискать, и представлял собой крупную творческую индивидуальность, осмысление которой, еще впереди. Для него слово артист было свято, и он ни при каких условиях не позволял себе малейшей небрежности на сцене, как собственно, и в быту, не говорю уже об исполнении произведения в полсилы своего огромного певческого потенциала. Любил жизнь, любил людей, своих зрителей, почитателей таланта. И сила этого таланта заключалась в умении и желании передать эмоции своей души, своих переживаний, своего понимания смысла жизни, которые шли от его сердца к сердцам зрителей и слушателей.
К подбору песенного репертуара проявлял необычайную требовательность, не гнался за модой, а исполнял лишь те произведения, в которых был глубочайший музыкальный и художественный смысл, и вместе с этим – возвышенные человеческие чувства: верность, любовь, дружба.
Сила народная
Песню иногда называют легким жанром. Трудно с этим согласиться. Когда Федор исполнял военно-патриотическую песенную классику, то этот легкий жанр становился тяжелой артиллерией, перевоплощающийся в оружие, в мечту и клятву. Воздействие на людей было огромным.
Поклонимся великим тем годам… Разве можно было сидеть в зале или стоять на площади и слушать спокойно, без дрожи в теле, в его исполнении эту гениальную по смыслу и не менее гениальную по исполнению песню. Не счесть сколько раз я слышал это произведение в разных эстрадных подачах, но в моей памяти оно оставалось как будто недосказанным. В его исполнении был создан сценический образ воина-защитника, воина-героя, где было продумано все до мелочей – от костюма, выхода на сцену, гордого поворота головы, самой стойки исполнителя. И все это не отвлекало, а в сочетании с потрясающим голосом, который отличался не физической силой, а акустическими качествами, звучностью и красками, усиливало глубину текста песни, образ солдата, командира, маршала. Помню слова, врезавшиеся в память на всю жизнь, услышанные после концерта от бывалого человека, фронтовика, полковника Константина Максимчика: «Федя! Ты сила народная!»
И действительно его голос и песни продлевали век, давая силы жить фронтовикам. Сколько раз со сцены они говорили об этом и с благодарностью и надеждой ждали новой встречи.
Я люблю тебя, Россия
Все мы помним события начала 90‑х в Приднестровье, когда прозападные правители Молдовы попытались учинить геноцид над собственным народом. В это сложное время делегация работников культуры Солнечногорья приехала в благодатный и солнечный край на берега Днестра, где живут веками молдаване, русские, украинцы, гагаузы, с миссией доброй воли. И над вечерней площадью древних, еще не залечивших следов артобстрелов Дубоссар, зазвучал сочный баритон Федора с признанием «Я люблю тебя, Россия!» И летел он эхом над этой благодатной землей. Словами песни Федор возвеличивал свою Родину, но и благодарил ее за помощь и поддержку других народов, с которыми Русь веками жила в мире и дружбе. Люди зажгли свечи и пели вместе с Федором в одном порыве. Здесь была видна та неразрывная крепкая связь, та пуповина, питавшая историческую память народов, которую никогда не смогут разорвать национал-фашисты.
Равнение на мэтра
Мне судьба подарила возможность тридцать три года дружить и много лет совместно работать с этим человеком. Девяностые годы двадцатого столетия – время очередной российской смуты и невиданного предательства, разрушивших нашу страну. Творческое объединение «Москонцерт» предложило артисту Михеенко уйти в «свободное плавание» и захлопнуло свои двери. Волею судьбы и по моему предложению он становится заместителем начальника управления культуры района. Вначале ему было не просто. Федор Федорович не любил чиновничью суету – всякие отчеты, справки, ненужные планы и многое другое, мешающее, как он говаривал, развитию культуры. Но сколько же разумного и нужного со временем он привнес в учреждения культуры района с высоты своего богатого профессионального опыта артиста и руководителя!
Глубокая благодарность Федору Федоровичу живет в сердце за то, что он сумел как‑то по-особенному, меня, проработавшего в сфере культуры не один год, зажечь своим особым творческим огнем. Дал возможность глубоко почувствовать выразительные краски русской песни и музыкальную сущность русского пения в его собственной интерпретации, показал мне концепции характеров, поэтические образы, скроенные им самим. Вроде многое уже виделось, слышалось, делалось, но только в общении с ним я в этой каждодневной творческой кухне наблюдал и понимал опытного мастера сцены, превращавшего, казалось бы, обыденное в звучащее по‑новому и высокое искусство. Вспомним в его подаче – «Как служил солдат», «Митьку Спирина»…
Весь коллектив с ним поднимался профессионально, равнялся на него. В небольшом структурном подразделении администрации района, каким являлось управление культуры, выросло два заслуженных работника культуры Российской Федерации, два лауреата Государственной премии Российской Федерации, заслуженный артист России, три заслуженных работника культуры и заслуженный экономист области. Единичный случай в истории культуры нашей страны на муниципальном уровне.
Свой и в армии, и на флоте
Конечно же, масштабы и возможности района для него были, прямо скажем, малы. Поэтому он иногда по просьбе высоких начальников, руководства области с удовольствием уезжал на «вольные хлеба». На Северный флот, где моряки авианесущего крейсера «Кузнецов» избрали его почетным матросом, в 566-й Солнечногорский полк дальней авиации, что в Брянской Сеще, на Кипр или в белорусские Крупки, на Украину, в Азербайджан… И везде он был желанным гостем. После его приезда месяцами в адрес руководства района слались фотографии, благодарности, грамоты, газеты, в которых благодарные слушатели были едины – они соприкоснулись с настоящим искусством, не суррогатом, которым пичкают нас каждый день.
Вышел из народа и пел о народе
Разумеется, было бы неверно и даже наивно полагать, что вот так явился ни с того ни с сего талант в этой жизни и сразу занял свое место. Так не бывает. Каждый новый этап в развитии человеческой культуры в любых ее областях тщательно подготавливается всем предыдущим ходом развития. К этому времени Федор прошел уже большую школу. Он с детских лет знал цену труду, помогая маме Марфе Михайловне, работавшей на ферме дояркой. В древнем Торжке, где проживал, после школы окончил фабрично-заводское училище, работал на фабрике. На курсах ДОСААФ освоил профессию водителя и продолжил ее в совхозе. Вечерами занимался в коллективе художественной самодеятельности, самообразованием. А тут и служба в рядах Советской Армии подоспела. Крутил баранку автомобиля в строительных войсках, и в свободное от службы время сумел создать вокально-инструментальный ансамбль, ставший лауреатом Всеармейского смотра самодеятельного творчества. Утверждаю – до таких вершин было ой как нелегко добраться. В то время звания за красивые глаза, длинные ноги и ресницы не давали. После армии – учеба в Тверском музыкальном училище. Далее - руководство профессиональным эстрадным коллективом «Волгари» и четверть века службы, как он сам выражался, артистом-вокалистом всемирно известного «Москонцерта». Объездив всю страну, работая с прославленными оркестрами, часто вспоминая о больших возможностях и творческих удачах, о встречах и совместной работе с известными советскими и зарубежными мастерами сцены, чувствовалась в нем гордость за пройденный путь.
То была огромная творческая школа, благодатно повлиявшая на развитие его сценической деятельности, которую невозможно было получить ни в каком учебном заведении. Он стал лауреатом и дипломантом международных, всесоюзных и всероссийских конкурсов, участником телевизионного конкурса «С песней по жизни», лауреатом премии комсомола Подмосковья. И когда он видел в творчестве молодых, неопытных еще руководителей учреждений культуры, самодеятельных артистов не всегда профессиональный подход к делу, в его глазах появлялась тоска. Но, будучи реалистом и понимая, что такой подход иногда свойственен молодежи, а жизнь невозможно повернуть назад, в рассуждениях Федора присутствовала всегда здравая мысль о том, что его, студента Тверского музыкального училища, а затем артиста областной филармонии, тоже учили. А значит, теперь настало его время быть учителем, педагогом, наставником и требовательным руководителем. И он старался свой опыт передать молодым работникам культуры района с огромной ответственностью.
Влюбленный в солнечногорск
Я не могу утверждать, что Федор по характеру был простым человеком. Доступным – однозначно. Он мог часами выслушивать идеи кого‑то из гостей, зашедших в кабинет поделиться своими творческими планами. А уж плечо подставить в трудную минуту человеку – это не обсуждалось, а делалось. У него хватало такта урезонить иногда не в меру разошедшегося критика творчества молодых самодеятельных авторов. Одновременно в нем чувствовалась косточка интеллигентного человека, и в общении он умел создать такую атмосферу творчества, где было тепло и уютно всем – поэтам Виктору Гаврилину, Игорю Головко, Ирине Александрович, Тамаре Новицкой… Художникам Валентину Саратову, Роману Фашаяну, Ивану Плаксину… Вокалистам Ольге Коломейцевой, Герману Жибкову… Композитору Шарину… Журналисту Ивану Шахову… Среди творческих людей и он чувствовал себя, как рыба в воде.
Он знал и постоянно ощущал, что в районе к нему со стороны власти и обычных людей отношение самое человечное. «Федор Михеенко – наш солнечногорский соловей» – можно было частенько услышать из уст молодых и пожилых людей, и безмерно дорожил этим народным признанием. Федор платил тем же – был привязан к нашему краю всем своим горячим сердцем. Без этого не могли бы появиться на свет эти прочувствованные слова:
– Милый Солнечногорск! Я в тебя так влюблен! Признаюсь, словно девице красной. Пролетают года, но ты молод всегда, в ожерелье российского братства!
мне не стало хватать его...
Прошло больше года после его ухода из жизни, но я с каждым днем все больше понимаю, кем Федор был для меня. Он был той жилеткой, в которую можно было поплакаться после тяжелейших психологических нагрузок, и той лошадью, которая впрягалась в нужном месте и в нужное время и тянула огромный воз проблем вместе со мною и со всем коллективом, решая их поэтапно. И главное – был другом. А друзья, как известно, измеряют отношения по-иному, но в служебных делах никогда не проявлял панибратства.
Вместе с тем, будь жив сегодня Федор, поблагодарил бы Александра Евгеньевича Жарова, Виктора Петровича Лопырева, Владимира Григорьевича Проценко, Владимира Никитовича Попова за помощь, поддержку и то доверие, которые были оказаны управлению культуры района в довольно сложное время нашей истории. Результаты совместной деятельности и разумного подхода в решении стоявших задач ярко видны и сегодня. В этом организованном и творческом коллективе Федор Федорович стал «Заслуженным артистом Российской Федерации», «Заслуженным работником культуры Московской области», Почетным гражданином города Солнечногорска.
Он нес идеалы в нашу жизнь
Федор не боялся физического труда. И когда бывали трудные времена в жизни, он не ждал посторонней помощи или манны небесной, а находил работу и вкалывал простым работягой. Причем рассказывал об этом с юмором, используя методы театрализации.
Предписанные на роду мужчине задачи он решил успешно. Создал крепкую семью, родив с супругой Людмилой дочь Аню. Построил добротный дом, посадил сад, в котором есть возможность внуку Николаю, сидя под цветущей амурской сиренью, подаренной дедушке таким же одержимым человеком – Иваном Федоровичем Стрекаловым, взрослея, осмыслить и пронести через всю жизнь те идеалы, жизненные и нравственные принципы и поступки, которые проповедовал его талантливый предок
О многом еще не сказано, о многом не рассказано. Но может быть каждый читатель этого очерка, знавший Федора Михеенко, захочет дописать его сам. Не обязательно на бумаге – можно и в мыслях. Ведь у каждого свой опыт – уникальный и неповторимый. Это будет дань глубочайшего уважения большому таланту и труженику, создававшему на сцене своим творчеством образы, проникнутые человечностью и добротой, высокой нравственностью и духовным благородством. То, что нам сегодня так необходимо.
Сергей Волошнюк

Яндекс.Метрика